Роза и Маргарита Ряйккенен
  • Статьи
  • Воспоминания
  • Лекции
  • Эссе по Л.Толстому
  • Связаться с нами
  • Дополнительные сайты

    доступны на:
  • ENGLISH
  • Русском
  • РОЗИНЫ ВОСПОМИНАНИЯ

     

     

     

    ТОЛСТОЙ О СТРАХЕ

     

    Роза Ряйккенен

     

    II

     

    Страх одно из самых разрушительных чувств в жизни человека. Каждому он знаком, сражение с ним порой занимает все внимание человека и отвлекает силы от достижения того, чего он бы хотел достичь. Кто может обоснованно сказать, что страх ему не грозит? Наверно, тот только, кто познал, что такое страх вообще, и увидел его иллюзорность.Таким человеком был Лев Толстой.

    Природу страха Толстой видел в том, что человек ограничивает свое понимание о жизни существованием животной личности. Чего люди боятся? Обычно они думают, что страданий и смерти. Самый страшный страх страх смерти есть, по словам Толстого, страх перед привидением, которого никто не знает, но все боятся. Страх потерять свое я. Но что такое это я и как его можно потерять?

    Если я - это мое физическое тело, то его клетки периодически сменяются: одни умирают, другие нарождаются. Я в любой момент уже другое, чем в предыдущий. Меня физически изначального давно уже нет, и я этого не боюсь. Если же я - мое сознание, то откуда мне знать, когда оно появилось и когда изчезнет?

    Мы боимся потерять при плотской смерти свое особенное я, соединяющее и тело и ряд сознаний, проявлявшихся во времени, в одно, а между тем это-то мое особенное я началось не с моим рождением, и потому прекращение известного временного сознания не может уничтожить того, что соединяет в одно все временные сознания. (Л.Толстой, О Жизни)

    Наше временное сознание каждый день прекращается на время сна, и мы этого не боимся. Если бы мы засыпали на целый сезон, как медведи, или на столетие, как в сказке, то мы бы этого тоже не боялись. Для сознания не временной, но истинной жизни миллион лет перерыва во времени и восемь часов все равно, потому что времени для такой жизни нет.

    Уничтожится тело уничтожится сознание нынешнего дня. Но, может быть, оно и должно уйти, чтобы не мешать развитию нового сознания, которое зарождается в недрах старого и должно пробить его, как росток пробивает оболочку семени и вырастает в новое растение.Это трудно, это болезненно, но без этого нельзя. Без этого не было бы развития, и это была бы действительно смерть.

    Толстой говорит, что на самом деле человек не боится смерти, а боится жизни, потому что чувствует, что он чего-то в ней не понимает и живет отпущенное ему судьбой время не так как надо, а как надо, он не знает. Лучшее доказательство того, что страх смерти есть не страх смерти, а ложной жизни, есть то, что часто люди убивают себя от страха смерти.

    Страх жизни проявлет себя и в том, что люди боятся потерять все то, без чего, как им кажется, они не смогут жить или будут страдать: богатство, почет, здоровье. Им кажется, что существования людей бывают более или менее хорошие, счастливые; существование бедного работника или больного человека, говорят они, дурное, несчастливое; существование богача и здорового человека хорошее, счастливое; и они все силы разума своего напрягают на то, чтобы избежать дурного, несчастливого, бедного и болезненного существования и устроить себе хорошее, богатое, здоровое и счастливое.

    Напрягая все силы, люди боятся потерять то, для чего они так стараются. Чувствуют ли они себя при этом счастливыми, чувствуют ли свое благо, в котором Толстой видит смысл жизни человека? Примеры жизни показывают, что благо человек может почувствовать в разных ситуациях: в здоровье и болезни, богатстве и бедности, в среде людей и в одиночестве. Есть, например, астрофизик Стивен Хокинс, у которого большинство функций физического тела давно отмерло, а сознание живет в мире звезд и делает в нем открытия. Оглянувшись вокруг, мы можем найти множество самых разнообразных ситуаций, в которых люди находили свое благо.

    Подчас, когда люди начинают чувствовать, что кручение в малом круге животной жизни, с ее деятельностью для личного потребления, на самом деле жизнью не является, им становится страшно.Толстой же называет всю деятельность для блага личности нулем, который на что ни умножай, все равно нулем останется. Все равно этого не сохранишь, но гонясь за этим, потеряешь единственную возможность найти бесстрашие и бессмертие в любви.

    Исследуя путь к бесстрашию, Толстой приходит к осознанию смысла страданий, которых человек тоже боится. Именно страдания заставляют человека меняться. Именно они переводят его внимание с наслаждений его животной личности на сознание, которое начинает задавать вопросы. Пока человек наслаждается жизнью своей личности, ему все понятно: он такой умный и удачливый, что ему и думать незачем он любому пропишет, что надо делать для того, чтобы жить хорошо.

    Наслаждения хочется сохранить и приумножить, тем самым уверяя себя, что есть возможность жить только наслаждениями, что они никогда не кончатся, но платя за эту иллюзию постоянным страхом . В какой-то момент наслаждения неизбежно переходят в страдания. Страдания заставляют человека спросить: Почему? и далее, от вопроса к вопросу, сознание начинает развиваться; его росток начинает прорастать. Человек просыпается от иллюзии жизни животной личности к действительной жизни человека осознанного, от стремления к благу своей личности к деятельной любви.

    Любовь это то, чего человек не может потерять. Любовь оставляет свои благодатные следы, которые продолжают действовать, а значит жить, в вечности. И страх отступает, потому что в мире бессмертной любви ему нет места.